Дмитрий Выхин. Официальный сайт.
Дмитрий Выхин. Официальный сайт. Дмитрий Выхин. Официальный сайт.
Дмитрий Выхин. Официальный сайт.
Дмитрий Выхин. Официальный сайт. Дмитрий Выхин. Официальный сайт. Дмитрий Выхин. Официальный сайт.
Дмитрий Выхин. Официальный сайт. Дмитрий Выхин. Официальный сайт. Дмитрий Выхин. Официальный сайт.
Дмитрий Выхин. Официальный сайт.
Мини-блог | Главная | Читать | Отзывы | Песни | Промо-акция  
 

Квартирный вопрос убивает москвичей

Как бы нас не убеждали в обратном

Помните знаменитое: «У нас не собака друг человека. У нас Управдом – друг человека». Колоритный персонаж, воспроизведенный Нонной Мордюковой, скорее вызывает добрую улыбку и сочувствие, нежели негатив. Она по-своему счастлива и по-своему несчастна, но в любом случае она в роли, это ее место, ее маска, ее планида. Но теперь нам, похоже, будет совсем не до смеха. Эпоха положительных героев закончилась с принятием нового Жилищного кодекса.

О создании так называемых товариществ собственников жилья заговорили лет эдак пять назад, когда вовсю пошли эксперименты с пресловутой реформой ЖКХ. Поначалу никто не обратил внимания, по привычке приняв все за очередную болтологию. Именно тогда наше дорогое правительство вовсю протрубило: мы, то есть жильцы, платим очень мало, на самом деле это какие-то проценты от того, что на самом деле надо платить. Никто не привел никаких выкладок, доказательств и так далее. Просто в один день вдруг оказалось, что мы перед государством в большом долгу. Никто даже не сказал, сколько собственно должны – мало, и все тут. Но цена вопроса, сказали нам, не будет сразу повышаться – но постепенно. «Не волнуйтесь», говорит больному хирург, - «мы вам не сразу отрежем руку, а постепенно, по чуть-чуть».  Через некоторое время угрозы начали сбываться.

Только наивный поверит в то, что в нашей стране законы пишутся из пожелания блага нашему народу. Как показала практика, любой закон субъективен. А вот меру этой субъективности удается увидеть далеко не сразу, что, впрочем, все равно не имеет никакого значения. И никакая интуиция тут не поможет.

Вот и возникает такая история: все дома передаются под юрисдикцию самих жильцов. Раз забрали квартиры, забирайте и сами дома со всеми потрохами. Логично? Вроде бы да. При этом, надо заметить, практически в одночасье ломается система, которая была налажена десятилетиями.

Идеализировать систему ЖЭКов нет желания, как нет и смысла. С другой стороны, привычный с детства порядок не вызывает раздражения, что, согласитесь, немало. На протяжении всего времени «жэки» несколько раз меняли названия, кое-как адаптировались к условиями доморощенного капитализма, но неизменно сохранили советский дух и качество обслуживания – кое-как, но работает. Ушли в прошлое пресловутые бутылки, рубли и «трехи», но «интуитивно-понятный» стиль общения остался.  

Теперь нам предлагают все это сломать – государство, по сути, отказывается от любого, даже формального «суппорта» своих граждан, а именно так все выглядит на самом деле. Право на жилье, отданное государством, согласно Конституции, на откуп демократии, все больше остается только на бумаге: поскольку государство или муниципальные структуры от его имени перестают управлять жилищным сектором, возникает вопрос, каким образом оно вообще будет нам обеспечивать или хотя бы защищать это самое право? При сложившейся практике, когда «нет трупа – нет преступления», надежд на государство никаких.

Что нам предлагают? Жильцы дома или нескольких домов создают некую «комсомольскую» организацию с внутренней иерархией и внутренними законами – называйте это уставом, не суть. Далее эта домашняя структура, изначально построенная на непрофессионализме и дилетантстве, начинает действовать. Да, государство перечисляет деньги на баланс нового образования – делайте себе ремонт, господа, но дальше с нас взятки гладки. Ко взяткам мы еще, кстати, вернемся.

При этом вряд ли кто отдаст себе ответ в том, насколько эта сумма соответствует действительности, не говоря уже о том, что до того момента, когда начнется  сам ремонт, не возрастут цены или, как это нередко бывает, возникнут нюансы, когда перечисленных средств будет явно недостаточно. Снова речь пойдет о субсидиях? Но покроют ли они этот финансовый «люфт»? Государство наше и так погрязло в бесконечных денежных затруднениях и долгостроях.  Куда уж нам, простым смертным с нашими старыми домами, подлежащими более сносу, нежели капремонту!

Все бремя материальной ответственности ТСЖ берет на себя, точнее, сами жильцы подпишутся под всю денежную возню, начиная с банальных скрепок, бумаги и картриджей для струйных принтеров. Вряд ли кто из членов так называемого правления будет тратиться за свой счет из любви к искусству.  А сейчас, в эпоху кризиса, когда большинство граждан вслед за своими работодателями перешли на жесткий режим экономии, вряд ли кто добровольно захочет поиграть в эти эксперименты. Но что такое скрепки по сравнению с тем, что ждет всех дальше.

Теперь, собственно говоря, о самих людях. Как и всякое коммунальное образование, дом представляет собой разношерстный «муравейник». Мы и соседей своих, как правило, не знаем, и что там у них на уме - тем более.  Учитывая тот факт, что жильцы в домах с момента заселения сто раз сменились, а чуть ли не половина дома вообще снимают жилье, причем нелегально, тут и говорить нечего. Кто и как организует всех реально проживающих, сдающих, приватизировавших, живущих по старинке в единое целое? Да никто. Принцип «разделяй и властвуй» тут будет совершенно не нужен – все и так разделено.  Не возникнет ли движения, когда кому-то захочется потихоньку завладеть домом – не формально как член ТСЖ, а реально как домовладелец? Или, может быть, придет кто-то со стороны?

В стандартном тексте Устава очень благородно и последовательно описывается, где, что, как и почему. Не написана только правда – зачем и для чьей выгоды полностью уничтожается прежняя система. Не для новых ли хозяев? Вы мне скажете, что я придумываю? Боже упаси! Вспомните историю с ваучерами, когда из микроскопических долей собственности великой страны чуть ли не за бутылку кроились многомиллиардные состояния. Вспомните, как многочисленные заводы, фабрики, научные институты и прочие предприятия переходили в частные руки лишь для того, чтобы превратиться в бизнес центры, а по сути лишь в помещения для сдачи в аренду коммерческим фирмам, лопающимся сегодня в кризис, как мыльные пузыри.  Вспомните обанкротившиеся промышленные гиганты и целые структуры – вспомните, как «поимели» тысячи бывших сотрудников и рабочих, выброшенных на улицы. Вспомните и о тех, кто все еще работает, рискуя собственным здоровьем и жизнью за гроши. Все это – плоды приватизации и многочисленных экономических реформ в интересах наиболее пронырливых. Только ли пронырливых?  Все ли были так доверчивы и наивны? Наверное, не все. Как показала практика, обмануть можно любого, особенно если перед этим выкрутить руки.

Откуда, собственно говоря, ждать опасности? Да чего далеко ходить – из государственных структур, созданных на обломках «ЖЭКов». Именно они выбирают управляющие компании и фирмы-подрядчики. По закону – на условиях конкурса. Без закона – по собственным пристрастиям. Из чего складываются эти пристрастия, я думаю, объяснять не надо. Именно в кабинетах чиновников и рождаются будущие домовладельцы. Точнее – землевладельцы. Кому же нужны аварийные строения? Рождаются они на наших с вами глазах – пресса в лучшем случае пишет о нарушениях в выборе управляющей компании, но словно совершенно не замечает перспектив этих нарушений. Да и то с журналисткой грустью замечая: мол, нет такого закона, чтобы приструнить зарвавшихся чинуш. По сути, говоря им: есть время, действуйте! 

Это потом будут обличающие президентские речи,  это потом будут показные процессы и шокирующие репортажи осмелевших репортеров. Конечно, Дума надумает жестокий закон, по которому будут карать потерявших людскую сущность нуворишей. Все будет сделано очень красиво. С одним уточнением: у нас демократия, господа! Закон обратной юридической силы не имеет. Понимаете, о чем я?

Последнее, что осталось у народа – это жилье. Недвижимость – выгодное средство вложения денег? Помилуйте! Только не у нас. По крайней мере, старый жилищный фонд под фанфары благополучно уходит в чужие лапы. Давно очевидно: чтобы избавиться от балласта совсем не обязательно уничтожать или отправлять в лагеря: достаточно задавить рублем, как люди сами начнут разбегаться, оставляя прежде занимаемые территории. Даже в социально благополучной  Швеции люди, не имеющие прежних возможностей платить за жилье, съезжают из социально привлекательных районов. Что уж говорить о России?  Что ждет нас дальше?  Эта тенденция, впрочем, не нова – центр Москвы практически полностью «зачищен» от «ветхих» строений, а, следовательно, от коренных москвичей. Пожилое поколение вольно или не вольно отправляется в спальные районы.  И то, кому повезет.

Говорят, что рыба тухнет с головы. Продолжая тему, можно сказать, что ТСЖ в своем идеальном воплощении умирает с самого момента создания. Система, изначально построенная пусть даже на невольных ошибках самодеятельных администраторов и бухгалтеров, имеет только одну перспективу – оказаться в когтях ловкого, а, следовательно, юридически, административно и бухгалтерски  обеспеченного собственника. Говорить же о притязаниях членов ТСЖ на так называемые внеквартирные площади тоже не приходится: размер ее исчисляется долями процента. О чем вообще стоит говорить?  Да и что делить: квадратный метр перед квартирой или закуток за мусоропроводом?

Парадоксально, что капитализация жилья облекается в форму общей собственности, то есть, правильно, напоминающую коммунистическую – владеем всем, но конкретно ничем. Важно понять, что любое единение взрывоопасно хотя  по социальным показаниям. Во что выливались подобные союзы, понятно – интриги, склоки, междоусобицы, перерастающие в войны и, не дай бог, криминал. Это опыт. Здесь уже не только квартирный вопрос – а испортить москвичей и немосквичей, как оказалось, очень легко.

Отдельный разговор – устав. Написанный, как правило, по стандартному клише, он не учитывает особенностей и конкретики отдельного взятого дома. Сегодня мы его подписываем почти не глядя – так, как когда-то голосовали на партсобраниях. Чаще уставы даже не подписываются – всю процедуру решают чиновники «собственными силами».

Мы отучились жить общественной жизнью, к которой когда-то насильно привлекались в минувшие годы. Теперь мы живем своими интересами – что правильно. Поэтому сейчас куда более вероятно, что по инерции мы примем все, что нам предложат – подмахнем всем подъездом, даже домом, но жизнь не компьютерная программа – «отмены» сделать не получится.
 

Написать отзыв:

Ваше имя:
Ваш e-mail:
Пожалуйста, пишите тему Вашего отзыва.
Я буду благодарен Вам за конструктивную критику и добрые пожелания. Указывать имя и электронную почту обязательно. Ваш отзыв из Архива размещается в модерируемой Книге отзывов автоматически
 

Для защиты от спама введите комбинацию, изображенную на картинке:


 
Wordmaker. Вордмейкер - словотворец. Официальный сайт Дмитрия Выхина.
SpyLOG Рейтинг@Mail.ru
Wordmaker. Вордмейкер - словотворец. Официальный сайт Дмитрия Выхина.
Wordmaker. Вордмейкер - словотворец. Официальный сайт Дмитрия Выхина. Wordmaker. Вордмейкер - словотворец. Официальный сайт Дмитрия Выхина. Wordmaker. Вордмейкер - словотворец. Официальный сайт Дмитрия Выхина. Wordmaker. Вордмейкер - словотворец. Официальный сайт Дмитрия Выхина.