Дмитрий Выхин. Официальный сайт.
Дмитрий Выхин. Официальный сайт. Дмитрий Выхин. Официальный сайт.
Дмитрий Выхин. Официальный сайт.
Дмитрий Выхин. Официальный сайт. Дмитрий Выхин. Официальный сайт. Дмитрий Выхин. Официальный сайт.
Дмитрий Выхин. Официальный сайт. Дмитрий Выхин. Официальный сайт. Дмитрий Выхин. Официальный сайт.
Дмитрий Выхин. Официальный сайт.
Мини-блог | Главная | Читать | Отзывы | Песни | Промо-акция  
 

4.

Еще в прихожей я заметил два пальто – мужское и под ним женское. Пальто были зимние, явно не по погоде.  Дорогие, но уже изрядно поношенные. Очевидно, их владельцы когда-то были достаточно обеспечены, а теперь вынуждены едва сводить концы с концами. Впрочем, пальто подлатывала весьма умелая и заботливая хозяйская рука.

От былой нашей квартиры на Бейкер-стрит в доме 221 Б ничего не осталось – на театральной сцене этого жизненного театра стояли совсем другие декорации. Новые хозяева давно все перестроили. Даже знакомую моему читателю дверь с цепочкой давно заменили на более мощную с двумя современными автоматическими замками – времена настали совсем другие. Холмс ютился в небольшой каморке, где бывал редкими наездами в Лондон. Неизменным со стародавних времен остался лишь камин. Несмотря на то, что электричество плотно вошло в наш быт, Холмс по-прежнему предпочитал живой огонь. «Я еще не окончательно сошел с ума, и мои изрядно постаревшие предпочитают соображать под треск горящих дровишек»,  – с грустью произнес мой друг.

С этими мыслями я садился на знакомый мне диван в совершенно незнакомой обстановке нового старого жилья моего друга. Передо мной сидели двое. Оба были преклонного возраста, причем женщина явно старше своего спутника. Я сразу понял, что они не муж и жена, а, скорее, брат с сестрой. И не только потому, что разница в возрасте была уж слишком различима – лет десять, - но еще и потому, что их лица были похожи, да и держались они, словно подавленные общей бедой.

Холмс, вошедший следом, не несколько минут отвлекся, ворочая кочергой обгоревшие дрова и подбрасывая новые. Воспользовавшись паузой, я бегло оглядел комнату, которая в полумраке показалась мне более понурой и заброшенной, чем рассказал Грегори. Сразу было видно, что племянники миссис Хадсон не особенно жаловали своего знаменитого постояльца и не были щепетильны в создавшейся ситуации. Квартира без надлежащего ремонта явно приходила в упадок, а средств на ее ремонт у Холмса, видимо не оставалось. Даже старый камин не источал того аромата дома, как раньше. Вспоминая прежний лоск жилища, которое содержала преданная миссис Хадсон, я едва не расплакался, но мой друг оборвал мои сентиментальные воспоминания.

- Итак, господа, давайте знакомиться еще раз. Со мной вы уже знакомы ровно час и двадцать три минуты – тут словно для иллюстрации своих слов он посмотрел на большие часы, которые, к счастью, все еще шли, хоть и каким-то тяжелым ходом – Теперь пришла пора представить моего друга и компаньона, с которым мы расследовали немало славных и опасных дел. Я говорил вам о нем, а теперь назову его имя….

- Полноте, полноте, Холмс, не надо так пышно меня расхваливать, - заметил я. – Но Вам следовало бы все-таки сказать о самом главном!

- Конечно, дорогой доктор! Неужели Вы думаете, что старый Шерлок Холмс позволит упустить такую важную деталь? Мало того, в данной истории Ваш искрометный талант будет задействован как никогда. Господа, Ватсон является моим официальным биографом, и только из его заметок вы сможете почерпнуть всю правду о наших славных приключениях. Я всегда говорил: не верьте прессе, верьте только тому, что написано в рассказах Джеймса Ватсона. Конечно, порой он старался приукрашивать наши подвиги, но это говорит, без сомнения, о мастерстве писателя, не так ли, Ватсон?

- Холмс, несмотря на то, что жизнь неоднократно учила меня быть более практичным, честность как добродетель никогда не покидала меня – возразил я ему, совершенно не стесняясь посетителей – А вот Вы, любезный друг, скромничаете. Ни на йоту я не приукрасил Ваш гениальный талант!

- Стареем, стареем, друг мой! Впрочем, доброе слово и кошке приятно, не так ли… - Холмс наконец-то повернул голову в сторону посетителей.

- Наша фамилия Ульяновы, - почти на чистом английском произнесла женщина. – Мы происходим из дворянской семьи, хотя само дворянство получил только наш отец. Всему, что у нас было, мы обязаны только ему, поскольку мама наша занималась хозяйством. У отца была хорошая должность в Симбирске, губернском городе на Волге, откуда, собственно говоря, мы родом. Но так случилось, что идеи социал-демократии, приобретшие столь большую популярность в России в конце прошлого века, не обошли стороной нашу семью. Более того, наша семья - яркий пример противников старого режима. Увы, нам эта политическая борьба принесла только беды.

- Я не помню, писали ли наши газеты о каких-то подробностях, но что-то, без сомнения, доходило и до нас. Во всяком случае, утренние газеты не могли не испортить завтрак какими-нибудь кровавыми подробностями - отвечал мой друг женщине, а потом повернулся ко мне и спросил, - Ватсон, Вы ведь читали в свое время о громких процессах бунтовщиков?

- Миссис Ульянов, в наших газетах, конечно, писали о волнениях в России, но, поверьте, вряд ли туманный Альбион так близко к сердцу воспринимает все ваши перевороты.

- Мистер Холмс, мистер Ватсон, мы приехали за столько миль из такой дали вовсе не для того, чтобы говорить с вами о политике. Нас интересует совсем не это. Хотя то, что ждет Россию в недалеком будущем, как нам кажется, всколыхнет и Европу. Подумайте об этом.

- И, поверьте, то, о чем мы сейчас говорим, должно остаться строго между нами, - в разговор вступил мужчина, по которому было видно, что нервы его совсем сдали - Мы с сестрой так устали от всей этой проклятой революции, что уже не имеем никакого желания говорить о ней. Одно могу сказать – если там узнают о том, что мы были у вас, никакое родство с Лениным нас не спасет!

- Подождите, вы родственники вашего главного бунтаря Ленина? – изумился Холмс.

- Да, это наш брат, его настоящая фамилия Ульянов. – пояснила женщина.

- Если вы, господа, не знаете, этой зимой брат умер. Его смерть потрясла всю страну. Долгая и продолжительная болезнь, тяготы и изматывающая работа не могли не стать причиной смерти, но мы не верим, что не все так просто и просим вас открыть правду, - продолжил мужчина.

- Дмитрий - обратилась женщина к брату - мы с тобой договорились, что не будем давать никаких оценок происшествию, а попросим уважаемого сыщика помочь нам.

- Да, мистер Холмс, Мария права, мне надо воздержаться от оценок произошедшего. Мы готовы оплатить Вашу работу и работу доктора Ватсона. Также мы оплатим вам дорогу туда и обратно и все издержки, - поспешила добавить женщина.

- Вы не волнуйтесь, мы порядочные люди и правда нам дороже всяких денег. Вы не волнуйтесь, то, что мы вам передадим – наши личные сбережения, и никоим образом не связано с революцией, - поддержал сестру брат. – Эти украшения стоят немало, а куплены они еще до переворота.

- Вы сказали, что смерть вашего брата всколыхнуло общественное мнение, не так ли? – спросил я. – Народ также не поверил, что смерть вашего брата произошла вследствие болезни, или есть иные версии случившегося? Я как доктор хотел бы ознакомиться с заключениями экспертов.

- Доктор Ватсон, говоря о медицинских заключениях, все они, на наш взгляд, подтасованы. Важен и еще один момент, так это клевета на нашего брата. Нам бы не хотелось говорить о некоторых моментах его жизни, точнее, о той безудержной лжи, которую пытаются вынести наружу некоторые господа журналисты, но совершенно очевидно, что у Владимира не могло быть тех болезней, которые ему приписывают. Но официальные заключения я вам предоставлю. Мы заблаговременно перевели их, - женщина говорила все с большим трудом, спазмы стягивали ее горло.

- Сестра не сказала еще о том, что болезнь Владимира стала большой неожиданностью для семьи. Да, он был нездоров, как и мы все в этом мире. Вы, доктор Ватсон, не можете этого не знать. Что и говорить: большой авторитет у народа и планетарная значимость для общества сделали моего брата уникальной личностью - дополнил сестру брат.

- То есть, народ ваших подозрений не разделяет? Он, как всегда принимает за чистую монету, что ему преподносят?– долго молчавший Холмс вернулся из своих мыслей.

- Народу, как вы понимаете, господа, можно наврать, что угодно. Столько времени его кормили обещаниями о счастливой жизни. Они извратили идеи нашего брата, а теперь лгут народу, что любимый вождь умер от тяжелейшей работы на его благо - женщина взволновалась не на шутку, и мне пришлось дать ей успокоительное.

- Господа, по правде сказать, я пока не вижу, чем вам помочь. Мне надо все хорошо обдумать - заявил Холмс, давая понять, что на данный момент разговор закончен – Вы предлагаете ехать в Россию, но я вижу определенную опасность такого путешествия. Предлагаю вернуться к этому вопросу вечером. Станция подземки, как вы убедились, находится совсем недалеко от нас, и путь не будет для вас обременительным. Будем вас ждать. Да, да, ждать.


Продолжение следует >>>.
 

Написать отзыв:

Ваше имя:
Ваш e-mail:
Пожалуйста, пишите тему Вашего отзыва.
Я буду благодарен Вам за конструктивную критику и добрые пожелания. Указывать имя и электронную почту обязательно. Ваш отзыв из Архива размещается в модерируемой Книге отзывов автоматически
 

Для защиты от спама введите комбинацию, изображенную на картинке:


 
Wordmaker. Вордмейкер - словотворец. Официальный сайт Дмитрия Выхина.
SpyLOG Рейтинг@Mail.ru
Wordmaker. Вордмейкер - словотворец. Официальный сайт Дмитрия Выхина.
Wordmaker. Вордмейкер - словотворец. Официальный сайт Дмитрия Выхина. Wordmaker. Вордмейкер - словотворец. Официальный сайт Дмитрия Выхина. Wordmaker. Вордмейкер - словотворец. Официальный сайт Дмитрия Выхина. Wordmaker. Вордмейкер - словотворец. Официальный сайт Дмитрия Выхина.