Дмитрий Выхин. Официальный сайт.
Дмитрий Выхин. Официальный сайт. Дмитрий Выхин. Официальный сайт.
Дмитрий Выхин. Официальный сайт.
Дмитрий Выхин. Официальный сайт. Дмитрий Выхин. Официальный сайт. Дмитрий Выхин. Официальный сайт.
Дмитрий Выхин. Официальный сайт. Дмитрий Выхин. Официальный сайт. Дмитрий Выхин. Официальный сайт.
Дмитрий Выхин. Официальный сайт.
Мини-блог | Главная | Читать | Отзывы | Песни | Промо-акция  
 

6.

Вдруг музыка прекратилась, внезапная тишина разбудила меня, и я увидел перед собой прибранный стол, а за ним Холмса, раскладывающего по стопкам какие-то бумаги. Иногда он рылся в папке, пристально разглядывая выбранный лист, и чуть ли не обнюхивал его. Все так, как и прежде, только теперь он пользовался огромной лупой.

- Да, мой любезный Ватсон, вот уже который раз Вы замечаете, что время берет свое, - не отвлекаясь от штудирования документов, произнес Холмс. – Но не беспокойтесь, мой ум, не смотря на появившийся у Вас скепсис, все также остер и жаден до новой работы.

- Холмс, как же вы догадались, что я подумал именно о том, что Ваши глаза требуют помощи гигантского увеличительного стекла? – тон моей реплики говорил о том, что мне ужасно стыдно за то, что мой друг чем-то занят, а я так позорно сплю.

- Я Вам скажу больше. Можно откровенно? Вот Вы все замечаете, а сами безмятежно дрыхли, пока я изучал подробности нашего дела. Простите, если  обидел, но вовсе не хотел. – Холмс дочитывал последний документ из папки и явно торопился покончить с ним.

- Я просто хотел сказать, Холмс, что у каждого возраст проявляется по-своему, и потом, я совсем не собирался упрекнуть Вас ни в чем. А уснул я, кстати, совсем не потому, что считаю себя безнадежным стариком. Для которого сон – единственное, чего хочется все больше и больше, но что дается все меньше и меньше. Предыдущая ночь была у меня очень трудной – на моих руках умер мужчина. Сказалось давнее фронтовое ранение. Несколько лет он серьезно болел, и консилиум показал необходимость операции, которая как раз затянулась до полуночи, но сердце несчастного не выдержало,  - в этот момент я снова ощутил свое бессилие и неизгладимую вину.

- У меня предложение: давайте поговорим, обязательно поговорим про Вас на пароходе или в поезде. Уже завтра днем у нас будет такая возможность. Поверьте, нет ничего более приятного в дороге, чем задушевный разговор. Тем более, это будет нашим дополнительным алиби: не беседовать же, в самом деле, о мировой политике, к которой мы вот-вот прикоснемся. Будем считать предложение принятым? - Холмс закончил изучение бумаг, аккуратно сложил их обратно в папку и захлопнул.

- А разве Ваш замечательный юный итальянец уже все унес? - сказал я, втайне надеясь еще перекусить.

- Загляните в холодильник, я дал ему указание все убрать туда. Некоторые, почему-то, очень любят доедать остатки, утверждая, что нет ничего вкуснее, чем еда, полностью пропитавшаяся соками и соусами. Не вижу в этом проблемы с воспитанием, но все-таки в этом есть что-то не то. Впрочем, если заморить червячка никак иначе не представляется возможным, пусть будет именно так. Я же, друг мой, полностью погрузился в дело, и принимать пищу не буду, наверное, до самой Москвы.

-  Холмс, но путь туда явно не близкий, это даже не Девоншир или Ваш любимый Сассекс!

- В самом деле? – совершенно искренне удивился мой друг.

- Холмс, путь действительно не близкий. И по правде сказать, мне несколько странно отправляться в дорогу с человеком, который не может отличить одну страну от другой.

- Ватсон, успокойтесь! Вы же прекрасно знаете, что география для меня - наука прикладная и интересует только с точки зрения самого преступления. Для меня она всего лишь подробность, ну, в крайнем случае, улика или алиби, но не более того. А в данном случае она принципиального значения не имеет! Что меняет, если бы мы отправились, скажем, на луну? – он, как всегда, был явно уверен в собственной правоте. 

- Не поймите меня превратно, Холмс, я не отказываюсь, но все-таки, хотя бы из практических соображений, Вы должны представлять себе, где находится эта самая Москва. Вы с таким колоссальным жизненным опытом могли бы все-таки знать очевидные вещи! – возмутился я.

- Давайте сделаем так. Сегодня вечером Вы дадите мне краткий урок географии. Но, чур, я буду задавать Вам вопросы, а Вы - отвечать на них. Мне действительно понадобится некоторая информация, знание которой просто необходимо историку и к тому же коммунисту, - Холмс явно приступил к сути дела.

- Коммунисту? – удивился я.

- Да, любезный друг. Именно так. Я уже связался с Альфредом Инкпином, это председатель компартии, чтобы нам подготовили соответствующие ходатайства. Мне и Вам. Мы поедем под чужими именами. Моя легенда такова: я историк, пишу книгу о русской революции для молодых пролетариев Великобритании. Вы, Ватсон, тоже поедете по поддельному паспорту. Ваше амплуа – журналист, писатель и мой соавтор.

- Вы думаете, нас ни в чем не заподозрят? Мы можем копнуть очень глубоко, и нас раскусят в два счета! Меня еще можно назвать писателем, но Вас историком...

- С каких это пор, Ватсон ,Вы стали таким пессимистом? Дело действительно непростое. Я разговаривал с нашим МИДом и, понял, что поначалу я тоже многого не рассчитал. Гениям тоже свойственно ошибаться, мой друг. Но теперь все разрешилось. В папке, которую я только что читал, содержится масса важной информации, в том числе, анализ донесений нашей разведки.

- И Вы хотите вот так с легким сердцем ехать в страну, о которой все газеты как на подбор говорят страшные вещи?

- Вот именно, поэтому задуманная мной кампания снаружи носит очень безобидный характер. Поверьте, что мои связи через друзей моего покойного брата  максимально нас обезопасят, - уверял меня собеседник.

- Холмс, наша легенда должна быть максимально продумана и не иметь слабых мест. Все должно быть выверено, достаточно чьей-нибудь оговорки, и все труды будут напрасны!  Того, о чем Вы говорите, недостаточно. Как доктор,  я хорошо знаю психологию: одержимые безумной идеей люди очень тонки по складу интеллекта. Хотя и жестоки по поведению, но чувствуют любую фальшь лучше самой натренированной ищейки на подсознательном уровне. Тем более, когда они заведомо подозревают врага в каждом, кто попадается им на пути! Если они поймут, что мы не те, за кого себя выдаем, просто разорвут нас на части! Как Вы этого не понимаете? – я едва не заплакал, видя безразличие друга.

- Через час, - сказал Холмс, посмотрев на часы, - у меня аудиенция у министра. Вам я поручаю встречу с мистером Инкпином. Прошу Вас, любезный друг, забрать все необходимые документы и письма. Как я уже сказал, они будут служить нам почти стопроцентной индульгенцией. Долю процента оставим на судьбу и будем просить ее о благосклонности. Паспорта будут готовы завтра к утру. И не забывайте, что сегодня вечером мы даем утвердительный ответ Ульяновым. Вас отвезет Грегори, он будет здесь через пять,  уже… через четыре минуты…


Продолжение следует >>>.
 

Написать отзыв:

Ваше имя:
Ваш e-mail:
Пожалуйста, пишите тему Вашего отзыва.
Я буду благодарен Вам за конструктивную критику и добрые пожелания. Указывать имя и электронную почту обязательно. Ваш отзыв из Архива размещается в модерируемой Книге отзывов автоматически
 

Для защиты от спама введите комбинацию, изображенную на картинке:


 
Wordmaker. Вордмейкер - словотворец. Официальный сайт Дмитрия Выхина.
SpyLOG Рейтинг@Mail.ru
Wordmaker. Вордмейкер - словотворец. Официальный сайт Дмитрия Выхина.
Wordmaker. Вордмейкер - словотворец. Официальный сайт Дмитрия Выхина. Wordmaker. Вордмейкер - словотворец. Официальный сайт Дмитрия Выхина. Wordmaker. Вордмейкер - словотворец. Официальный сайт Дмитрия Выхина. Wordmaker. Вордмейкер - словотворец. Официальный сайт Дмитрия Выхина.