Дмитрий Выхин. Официальный сайт.
Дмитрий Выхин. Официальный сайт. Дмитрий Выхин. Официальный сайт.
Дмитрий Выхин. Официальный сайт.
Дмитрий Выхин. Официальный сайт. Дмитрий Выхин. Официальный сайт. Дмитрий Выхин. Официальный сайт.
Дмитрий Выхин. Официальный сайт. Дмитрий Выхин. Официальный сайт. Дмитрий Выхин. Официальный сайт.
Дмитрий Выхин. Официальный сайт.
Мини-блог | Главная | Читать | Отзывы | Песни | Промо-акция  
 

2.

Война ворвалась в наш маленький город неожиданно. Еще накануне жизнь текла своим чередом, но с рассветом все вокруг загрохотало, засверкало, задрожало. Потом все внезапно стихло, застыло в тягостном ожидании. Я попытался понять ощущение горожан. Наверное, все прекрасно понимают, что же произошло, но бояться сами себе признаться. Теперь все будет не так, как прежде. Будет совсем не так. Но скорее всего тяготит другое – насколько не так, и в какой мере это всех коснется. Я был в ту пору совершенно аполитичен, и жена моя тоже, и соседи, и коллеги, и весь мой артистический мир. Но я всегда помнил слова моего друга, который к политике как раз имел некоторое отношение. Друг  мой, говорил он мне, ты можешь не вникать в политику, но, поверь  мне, она тебя скучать не заставит. Так оно и случилось. К полудню в город вошли немецкие части и стали наводить в городе порядок. У меня тот первый день оккупации теперь прочно врезался в память скрипом солдатских сапог собачьим лаем – истошным, харкающим с повизгиванием.  Это не забываемо – гулкий марш и лай. Все это разрезало мою тишину, как оказалось, навсегда. Разрезало на две половины. Впрочем, как и у всех прочих. Две эти половины называются «до» и «теперь».

К вечеру первое безумие закончилось, и мне на мгновение показалось, будто ничего и не произошло. Только вместо редких польских полицейских в темно-синей форме по всему городу были расставлены патрули германских войск. И, конечно, повсеместно немецкая речь.  Доселе мне много приходилось ее слышать, я даже неплохо заговорил по-немецки, а уж понимал-то и того лучше. Но такого обилия немцев я себе и в страшном сне не мог представить. Мне стало страшно. Тем более, что в первую ночь вообще ничего нельзя было понять.  Нечего заниматься самообманом, сказал я себе.

Мы с женой проговорили всю ночь, думали, что теперь делать. Может быть, это какое-то недоразумение? Или нам нужно срочно бежать. Но куда? Жена моя стала пенять на то, что мы проигнорировали приглашение наших родственников, попавших в советскую зону оккупации,  живущих в Союзе. Если бы мы отправились к Советам, все было бы хорошо, нудила жена. С большой империей немцы не справятся, на два фронта воевать не будут, а вот Польши больше нет. Больше нет!  Она зарыдала, не побоявшись разбудить нашего ребенка.

Надо было что-то решать, пока ситуация сохраняла хоть какую-то неясность. Бардак первых часов может сыграть нам на руку, но время работает против нас. Импульсивно мы бросились собирать чемодан, а в дорожный мешок сложили мои ноты и черновики. Мое дорогое пианино, конечно, в дорогу не возьмешь. Но у меня была скрипка, чудесная потертая скрипка – инструмент, перешедший мне по наследству. Она будет хранить меня, подумал я. Супруга сказала мне тоже самое. Донесем как-нибудь, добавила она. Мы решили не медлить, ничего не говорить ни друзьям, ни родственникам. Это было бегство. Недостойное, паническое, но иногда в жизни бывают моменты, когда надо банально, простите, спасать свою шкуру.

Едва забрезжил рассвет, мы оделись в самое лучшее, несмотря на тепло напялили пальто, мало ли что, плотно заперли дверь. Словно надеялись сюда вернуться по окончании войны, я спрятал ключи в потайной карман. Не оглядываясь, мы спустились по лестнице, и вышли на улицу. Было тихо, но я обратил внимание на снующих тут и там странных суетливых людей в черной одежде. Вначале я не понял, что они делают. А потом я догадался: они расклеивают объявления. Я на секунду остановился. Любопытство не перебороть, подумал я снова. В первом объявлении  говорилось о том, что в нашем городе, как и по всей Польше, которая теперь переходит под юрисдикцию германской администрации, вводится новый порядок. И дальше убористым шрифтом разъяснялась суть приказа номер один нового городского главы. Второе объявление было более категоричным и уведомляло всех евреев нашего города о необходимости в ближайшую субботу пройти особую регистрацию во вновь созданном еврейском совете.  В субботу – это завтра? Но зачем?  

Инстинкты, господа, инстинкты!  Надо торопиться.  Автобусы, скорее всего, на линию уже не выйдут. Надо ловить такси. Такси, как рассуждала моя жена, будут работать при любых условиях, ведь людям надо куда-нибудь ехать, даже если никуда ехать и не надо. Скорее всего, она просто отвлекала меня от тревоги, заполонившей мою голову. Женская трескотня она иногда действительно помогает, подумал я.

Ждет тебя так много воскресений,
Но кто знает, мне бежать куда?

Случайный автомобиль. Несколько метров  проехал мимо, а потом дал задний ход. Водитель узнал меня. Это был один из моих знакомцев, у нас с ним было дело пару лет назад. Он спросил меня, куда мы спешим в такую рань. Я стал умолять его отвезти нас на вокзал. Я еще не знал, что поезда отменены и не ходят. Он все-таки поддался уговорам моей супруги и отвез нас троих на станцию. Даже на бензин не взял денег. Все равно немцы все отнимут, теперь бензин будет нужен только им,  пояснил он. А так он помогает хорошему человеку. то есть, мне! Удивительно, что поезд все-таки стоял на платформе под паром. Машинист периодически давал гудок. За хорошую взятку драгоценностями проводник усадил нас, но пояснил, что судьба железнодорожных сообщений по понятным причинам не ясна. Поезд уже час стоит на станции, расписание сбито, и, вполне возможно,  нам придется вернуться. Внезапно началась проверка документов. Я дрожащими губами, полушепотом попросил супругу не терять присутствия духа, а с сыном продолжал неуклюже шутить.

Паспорта проверяли придирчиво и строго. У каждого спрашивали, есть ли родственники заграницей, и к кому мы едем. Копались в вещах, досконально обнюхивая даже трусы и носки. Противно, честное слово! Неудачников и тех, кто сразу почему-то не понравился, ссаживали, причем, достаточно грубо, порой, не давая забрать вещи. Их просто складывали в тамбуре вагона. Нам тоже приказали возвращаться, но потом странным образом вернули документы. Немецкий офицер козырнул нам, сделал попытку извиниться и пошел по вагону дальше. После всего поезд стартовал в восточном направлении, и, когда платформа почти закончилась, я вдруг на мгновение увидел его, «моего» незнакомца. Я узнал его по пристальному взгляду и саркастической полуулыбке. . Сомнений быть не могло – это он. Мужсчна был уже не в костюме, а в новеньком черном мундире. Трость была у него в руках, и он опирался на нее знакомым мне образом – используя как дополнительную точку опоры перед собой. Мне показалось, что губы его проговорили мне вдогонку: «Мы еще встретимся, не так ли?»

                   Читать дальше >>>

 

Написать отзыв:

Ваше имя:
Ваш e-mail:
Пожалуйста, пишите тему Вашего отзыва.
Я буду благодарен Вам за конструктивную критику и добрые пожелания. Указывать имя и электронную почту обязательно. Ваш отзыв из Архива размещается в модерируемой Книге отзывов автоматически
 

Для защиты от спама введите комбинацию, изображенную на картинке:


 
Wordmaker. Вордмейкер - словотворец. Официальный сайт Дмитрия Выхина.
SpyLOG Рейтинг@Mail.ru
Wordmaker. Вордмейкер - словотворец. Официальный сайт Дмитрия Выхина.
Wordmaker. Вордмейкер - словотворец. Официальный сайт Дмитрия Выхина. Wordmaker. Вордмейкер - словотворец. Официальный сайт Дмитрия Выхина. Wordmaker. Вордмейкер - словотворец. Официальный сайт Дмитрия Выхина. Wordmaker. Вордмейкер - словотворец. Официальный сайт Дмитрия Выхина.